Нацелься на
активный отдых

Экскурсия по заводу Leupold. Как изготавливаются прицелы

Экскурсия по заводу Leupold. Как изготавливаются прицелы

Когда к нам пришло приглашение посетить штаб-квартиру и производство компании Leupold & Stevens лично от главного маркетингового специалиста Пата Манди, мы долго не раздумывали. И я, и Гордон уже много лет пользуется прицелами Leupold и хорошо знакомы с их сильными сторонами – точностью, надежностью и долговечностью. Поэтому мы с интересом ожидали возможности ознакомиться с самим производственным процессом.

Leupold & Stevens – это семейный бизнес в пятом поколении. Компания существует с 1907 года и расположена в городе Портленд, штат Орегон. На данный момент эта компания – единственный заслуживающий внимания производитель оптики из Соединенных Штатов.

Заводу Leupold вот уже 35 лет. Внушительный корпоративный комплекс зданий суммарной площадью в 10 тысяч квадратных метров располагается в промышленном парке, раскинувшимся на площади в 100 тысяч квадратных метров в городе Бивертон, штат Орегон. В зоне ресепшна организована небольшая экспозиция старых прицелов Leupold. Некоторые из них даже были нам знакомы – мы тоже стареем. Коридоры, холлы и кафетерий завода украшены пейзажными снимками сотрудников Leupold, а также множеством охотничьих трофеев. Очевидно, люди Leupold – заядлые охотники и любители природы.

 


Главный вход на завод Leupold. Фотография Leupold & Stevens, Inc.

Пожалуй, в этом наиболее существенная разница между производителями прицелов Leupold из США и их зарубежными конкурентами. Большинство работников Leupold сами увлеченно занимаются охотой или спортивной стрельбой, и сами используют прицелы Leupold. Им из собственного опыта известно, как должен работать хороший прицел. Производители зарубежных прицелов зачастую не имеют охотничьего опыта и никогда не держали в руках настоящее оружие. В большинстве европейских и азиатских стран средний человек не может себе этого позволить. Именно поэтому они вряд ли могут по-настоящему понять, как нужно делать хорошие прицелы.

Как проходила экскурсия

Нас записали в журнал посетителей, выдали бэджи и защитные очки (они нам пригодятся в некоторых цехах завода), и наша экскурсия началась. Пэт Манди и Уэйд Стивенс, эксперт стрелкового и охотничьего рынка в Leupold, сопровождали нас в неспешной, но тщательно спланированной прогулке по комплексу компании.

Нас провели по офисной части здания, по производственным цехам, где выпускаются алюминиевые трубки, комплектующие и крепления для прицелов, по приборному цеху, лаборатории по тестированию и контролю за качеством, оптической лаборатории, и, наконец, пустили нас в святую святых – сборочный цех. Нам также показали кафетерий для сотрудников, внутренний дворик, и главное – собственное стрельбище на 100 ярдов (91,44 метра). Во время экскурсии нам разрешили свободно беседовать с работниками и задавать любые вопросы – и мы свою возможность не упустили.

В орегонском подразделении компании Leupold & Stevens работают 550 человек. Компания неизменно входит в сотню лучших компаний штата по версии сотрудников. И это хорошо заметно в цехах Leupold – большинство работников имеет непрерывный стаж работы в компании протяженностью 10-15 лет. Очевидно, сотрудники компании испытывают неподдельную гордость высоким качеством выпускаемых прицелов. Нам продемонстрировали настоящее гостеприимство и дали детально ознакомится с образцами продукции до и после определенных производственных операций – и это было по-настоящему завораживающе! Такую любовь к своему делу просто невозможно сыграть!


Производственный цех. Фото из архива Leupold & Stevens, Inc.

Leupold формует и вытачивает все компоненты прицелов при помощи полностью автоматизированных токарных и фрезеровочных станков производства Index of Germany, которые считаются лучшими в мире. Трубки прицелов, барабаны подстройки, а также все внутренности делаются из авиационного алюминия. Leupold – самый крупный потребитель алюминия в штате Орегон: алюминиевые опилки компания утилизирует целыми грузовиками. Как правило, алюминиевые заготовки имеют форму бруска или трубки разных диаметров, в зависимости от назначения будущей детали.


Новые трубки прицелов прямо из станка. Фото из архива Leupold & Stevens, Inc.

В производстве также используется сравнительно небольшое количество латуни. Тончайшие линзы производятся с использованием медных деталей на алюминиевой подвеске: это делается, чтобы избежать прилипания деталей из-за молекулярного сцепления. Когда я спросил, почему маховики вертикальной и горизонтальной регулировки целиком алюминиевые, мне ответили, что латунь в 4-5 раз тяжелее алюминия. Что может существенно укоротить срок службы прицела, учитывая ускорение отдачи в 300g.

Вместо использования разных металлов, инженеры Leupold наносят тончайшую смазывающую плёнку, предотвращающую склеивание деталей. Данная смазка – последнее слово технологии, она нечувствительна ни к перепадам температуры, ни к изменению уровня влажности. Также эта смазка устойчива и не просачивается на поверхность линз. Один из главных ингредиентов долговечности прицелов Leupold – комбинация прочности конструкции и ее легкости.

Мы ознакомились не только с производством прицельных трубок и барабанов поправки, но подсмотрели за процессом штамповки алюминиевых и стальных колец для прицелов. Стандартные крепежные базы и кольца Leupold – по нашему мнению, традиционно наилучшие крепления своего рода на рынке.

Особенно занятно было наблюдать за штамповкой крепежных колец. Грубо говоря, кольцо определенного диаметра вырезается из толстого бруска заготовки. Вырезанная часть шлифуется с внешней стороны до придания ей нужной формы, после чего в центре просверливается отверстие диаметром под трубку прицела в один дюйм. На последнем этапе готовое кольцо разрезается за две части: верхнюю и нижнюю. Поэтому неудивительно, что обе части всегда идеально подходят друг к другу.

Среди разных креплений нам попались и несколько крепежных устройств, совмещенных с железным неоптическим прицелом. Я всегда отзывался о них скептически, и по-прежнему сомневаюсь в их целесообразности. Любой оптический прицел в раз побьет железный аналог и по скорости, и по точности прицеливания, так что смысла в такой комбинации не много. К тому же при совмещенном крепеже главный оптический прицел располагается слишком высоко по отношению к позиции стрелка, что дает очень неудобный упор для щеки. Помимо этого, высокая посадка прицела плохо сказывается на устойчивости прицела. В целом это дает только минусы. Тем не менее, не могу не признать – точность производства таких креплений неизменно на высоте.

Тестирование оптических прицелов

Leupold – признанный лидер в жестком контроле качества прицелов. Каждый прицел рассчитан на долгий срок жизни при полноценной эксплуатации. Мы весьма обстоятельно поговорили с Дэвидом Арчердом – представителем Leupold из отдела по контролю за качеством и тестированию. Дэвид – очень незаурядная личность, и его лаборатория оснащена по последнему слову техники. На наших глазах сотрудники лаборатории определяли траекторию отдачи ружья Weatherby 0.338-378.

Тестировочное оборудование Leupold может с легкостью определить амплитуду, длительность и траекторию отдачи любого ружья с любыми патронами. В момент максимальной отдачи, ускорение, действующее на приклад, может достигать 300 g – то есть силы, в 300 раз превышающей силу притяжения земли. Длительность отдачи так же важная, как и ее амплитуда. Чем дольше отдача ружья, тем хуже это сказывается на сроке жизни прицела.

По словам Дэвида, техники Leupold могут с точностью определить перепады давления при выстреле, отдельно фиксируя момент запала, момент воспламенения пороха, момент, когда пуля покидает патронник, производя отдачу, и, наконец, когда она вылетает из дула ружья.

Далее полученная информация выражается в числах ускорения (g) за единицу времени, которые потом скармливаются выскотехнологичной тестировочной камере пыток для прицелов. Это аппарат величиной с телефонную будку, который я про себя прозвал «мясорубкой». Помещенный в такую камеру прицел подвергается такому же ускорению, какое дает конкретное протестированное ранее ружье. Любой прицел можно протестировать таким жестоким образом. Само собой Leupold испытывает в камере не только свои прицелы, но и прицелы конкурентов. Все модели Leupold, а также большинство розничных прицелов от других производителей проходят испытания в этой лаборатории.

Последовательное превосходство над конкурирующими брендами – конёк Leupold, и я восхищаюсь их способностью бить конкурентов. Leupold никогда не упоминает конкурентов в рекламе, и в ходе нашей экскурсии мы так же не услышали ничего плохого о конкретных производителях. Тем не менее, Дэвид не преминул упомянуть, что прицелы Leupold – самые надежные в мире. Дэвид с трудом скрывал свое удовлетворение, рассказывая, как самые дорогие европейские прицелы буквально выметали из «мясорубки».

Еще одна интересная история, которую нам рассказали – о рекламе прицела, утверждающей, что прицел выдерживает отдачу в 1300 g. Дэвид рассказал нам, что они протестировали этот прицел, и утверждение оказалось правдой – при условии кратковременного одномоментного ускорения. Несмотря на это, он добавил, что длительность отдачи не менее важна, чем ее сила. Сама по себе отдача не одномоментна – сила ускорения вначале нарастает, а потом плавно спадает. И чем дольше прицел подвержен положительному, а потом отрицательному ускорению – тем скорее он выйдет из строя. Именно в том, чтобы сымитировать поведение настоящего ружья и кроется смысл тестировочного оборудования Leupold. К примеру, наш прицел при имитации в «мясорубке» отдачи в 1300 g, аналогичной отдаче мощного огнестрельного оружия, просто рассыпался.

В Leupold нам также рассказали, что все прицелы завода производятся в соответствии с едиными стандартами качества и надежности. Прицел Rifleman от Leupold выдержит такую же силу отдачи, что и прицел Leupold VX-III. Разница в цене между прицелами различных линеек получается от разницы в точности поправок, качестве и конструкции оптики, напылении линз, особенностей трубок (монолитная трубка или составная трубка), дополнительных опций и многого другого. Что также интересно – все прицелы Leupold собираются прямо здесь, в Бивиртоне. Leupold не полагается на дешевую сборку где-то еще.

Мы были удивлены тем, с какой заботой Leupold подходит к удобству для своих сотрудников. В специальном цеху Leupold собирает и производит инструменты для нужд работников завода. Особенное внимание при разработке инструментов компания обращает на эрогономику.

Пэт также поделился с нами о том, какие дотошные рекомендации подчас приходят из отдела по охране труда. К примеру, о том, что такие-то работники из такого-то цеха делают слишком много поворотов левой запястья против часовой стрелки, что может впоследствии привести к развитию кистевого туннельного синдрома. Именно для этого нужен цех по разработке инструментов – чтобы снабдить работника инструментом, позволяющим сократить количество однообразных движений. В итоге компания имеет повышенную безопасность труда, здоровых, счастливых работников – и улучшенное качество конечного продукта.


Производство прицельной марки. Фото из архива Leupold & Stevens, Inc.

В 1962 году компания Leupold представила фирменную прицельную марку Duplex. С тех пор каждый уважающий себя производитель прицельной оптики выпустил свой аналог этой сетки – и каждый из таких аналогов показал себя с хорошей стороны. Несмотря на это, марки Duplex от Leupold – по-прежнему лучшие на рынке. Как оказалось, в большинстве прицельных марок Leupold сама сетка делается из тонких платиновых нитей. Внешняя, более толстая часть перекрестья делается из тех же нитей, которые спресовываются в пластину. Простое и элегантное решение.

В 1985 году инженеры Leupold разработали боковую систему компенсации параллакса, что значительно упростило регулировку «на ходу» во время прицеливания. Боковая компенсация параллакса – еще одна удачная черта, которую воспроизводят производители прицелов по всему миру.


Оптическая лаборатория. Фото из архива Leupold & Stevens, Inc.

Мы также посетили оптическую лабораторию Leupold – самую высокотехнологичную частную лабораторию такого типа в Соединенных Штатах. Лаборатория оснащена по последнему слову оптической техники и позволяет инженерам и конструкторам прицелов досконально тестировать оптические результаты прицелов. Результаты лабораторных испытаний позволяют конструкторам совершенствовать имеющиеся и создавать новые продукты. В этой же лаборатории Leupold испытывает прицелы конкурентов, что позволяет компании удерживаться в числе лидеров отрасли.

Как и большинство производителей оптики, Leupold закупает стекло у сторонних компаний. (Их на самом деле всего несколько во всем мире – это я знаю еще со времен своей работы в фотоиндустрии). По специальному заказу Leupold стекла для оптики выпускают производители из Европы, Японии и США.

Во время прогулки по заводу Leupold нам показали и местную достопримечательность – так называемую «Стену стыда» (наверное, имеется в виду, что владельцам этих прицелов должно быть стыдно за такое отношение к прицелам). Там в стеклянной витрине выставлены образцы прицелов, которые в буквальном смысле прошли огонь, воду и медные трубы. Среди этих прицелов – образцы, побывавшие в пожарах, под водой, под колесами грузовиков, полетавшие с высоты обрывов. В некоторые прицелы стреляли из огнестрельного оружия, в другие била молния. Да, этим прицелам не поздоровилось.

В сборочном цехе прицел приобретает свой привычный вид: свое место занимают трубка, механизмы поправок, линзы и прочие комплектующие – все, что мы видели по отдельности в других цехах. Именно на этом этапе в прицелы закачивается азот, они проходят завершающий контроль качества и упаковываются. Помещение сборочного цеха «чистое»: здесь повышенное давление и усиленные требования к экипировке (маска, халат, перчатки, бахилы). Мы решили не переодеваться и довольствоваться видом на сборочных цех через окно. Чистота и безупречность – вот как лучше всего охарактеризовать весь процесс.


Водяное тестирование прицелов Leupold. Фото из архива Leupold & Stevens, Inc.

Первый прицел Leupold, названный Plainsman вышел в 1947 году. Leupold первыми в истории оптики стали выпускать полностью герметичные и водонепроницаемые прицелы – то, что мы сегодня воспринимаем как само собой разумеющееся. В прицелах Plainsman была реализована технология откачки кислорода и его замены азотом для предотвращения внутреннего запотевания. Сегодня процесс замены воздуха кислородом перед окончательным запечатыванием прицела повторяется четыре раза. Это позволяет избавиться от последних молекул воздуха внутри трубки. Такой педантичный подход к деталям очень хорошо характеризует Leupold. Следующий этап – проверка на водонепроницаемость. Прицелы Leupold остаются водонепроницаемыми даже при удалении колпачков барабанов поправки.

Однако и это еще не все. В «чистом» помещении сборочного цеха есть еще одна внутренняя «чистая комната» - в ней нет окон и туда ограничен доступ персонала. Там собираются прицелы для армии США - вклад Leupold в дело борьбы с международным терроризмом. Сотрудники Leupold имеют все основания гордиться своим вкладов в дело обеспечения национальной безопасности.


Ручная упаковка прицелов Leupold. Фото из архива Leupold & Stevens, Inc.

Упаковка прицела - последний шаг перед тем, как прицел покинет завод Leupold. Упаковывают прицел вручную, что позволяет лишний раз убедиться, что клиент получит новый прицел в наилучшем виде.

В конце экскурсии нас отвели на 100-ярдовое стрельбище Leupold – мечту любого стрелка. Стрельбище имени Мервина Вебба оборудовано хронографами каждые 10 ярдов. Идеальное место для настройки прицелов и баллистических тестов! На таком стрельбище очень удобно проводить испытания оружия и обойм.

На стрельбище в числе прочих я углядел упор для ружья Caldwell Lead Sled. Гид поделился со мной историей, как после очередного жестокого испытания отдачей (видимо, на базе патронов 0,378 Weatherby) верхнюю часть упора сорвало начисто. Скажу только одно – не хотел бы я оказаться в тот момент на месте стрелка!

Мы с Гордоном хотим поблагодарить отличных ребят из Leupold за их любезное внимание к нам и очень информативную экскурсию. Пэту Манди и Уэйду Стивенсу – отдельное спасибо за ответы на наши вопросы.

Самым главным нашим впечатлением от экскурсии, несмотря на это, стало не то, что в Leupold & Stevens производят отличные прицелы – это мы знали и из собственного многолетнего опыта. Что же нас по-настоящему поразило, так это приверженность компании к качеству продукта. Leupold собрал прекрасную команду работников – и это самый главный ресурс компании.

Я уже отмечал, что в индустрии оптики большая цена совсем не означает, что вы переплачиваете за бренд: она значит только то, что вы приобретаете самое лучшее. За хорошие деньги вы получаете больше, чем рассчитывали – и даже больше. И прицелы Leupold хороший тому пример.

Желающие могут совершить виртуальный тур по производству Leupold на их сайте, где размещены фотографии в высоком разрешении. А приобрести их продукцию можно на нашем сайте.